Мы удивлены: другая «Анна Каренина» в Большом театре

Мы удивлены: другая «Анна Каренина» в Большом театре

23 марта на исторической сцене Большого Театра состоялась премьера совместного с Гамбургским балетом проекта под руководством Джона Ноймайера «по мотивам» романа Льва Толстого «Анна Каренина». Режиссер-постановщик перенес действие романа в современность: Каренин – успешный политик во время предвыборной кампании; Вронский играет в лакросс; Анна, прежде чем умереть, успевает пожить с новым возлюбленным в Италии.

Как правило, балет, поставленный «по мотивам» и пренебрегающий сюжетной точностью романа, лежащего в его основе, вызывает у зрителей двойственные ощущения. С одной стороны, они оказываются обманутыми в ожиданиях и лишаются радости узнавания классического сюжета. С другой стороны, перенос классических персонажей в современные обстоятельства делает исходное произведение по-настоящему бессмертным. Оказывается, что сама суть конфликта героев с собой, друг другом или обществом остается актуальной в любых декорациях.

Для постановщиков и артистов балет «по мотивам» — неоспоримо любимый способ изложения классических произведений литературы. Отчасти, потому что лексикон балета не приспособлен для подробного пересказа романов. Та же «Анна Каренина» насколько изобилует сюжетными переплетениями, что, по комментариям самого Ноймайера, больше подходит для телесериала. К тому же, пренебрежение сюжетными деталями позволяет глубже раскрыть персонажи, сконцентрировавшись на их оголенных, обостренных чувствах. Что касается именно «Анны Карениной», Ноймайер добавляет, что Толстой писал свой роман о современности – на протяжении нескольких лет и вплетая в него актуальные в обществе темы и события. Значит, чтобы быть максимально близким к задумке писателя, нужно и балет ставить о современности – и о том, как в ее условиях герои справляются с вечными, по сути, проблемами.

Подборка музыкального сопровождения балета также призвана показать не ограниченную временными рамками актуальность сюжета; быть мостиком между эпохой написания романа, сегодняшним днем и безвременными переживаниями героев. Основная часть событий разворачивается под музыку Чайковского – современника Льва Толстого. История Левина рассказывается под магнитофонное звучание Кэта Стивенса, ныне живущего британского певца, который, как и Левин, постоянно занимал себя вопросами философии и осмысления жизни, что, в его случае, привело к принятию ислама и смене имени (Юсуф Ислам). Душевные муки Анны и Вронского сопровождаются сложной и беспокойной музыкой Шнитке.

По праву, блестящим решением можно считать введение Ноймайером в балет полноценного героя Рабочего, который погиб в несчастном случае на вокзале во время первой встречи Карениной и Вронского. Этот Рабочий становится недобрым символом знакомства героев и отбрасывает тень на все их отношения, поочередно навещая в дурных видениях то Анну, то ее возлюбленного. В конечном итоге, Анна смиряется с преследующим ее безумием в образе Рабочего и отдается своему видению в объятья, таким образом, прощаясь с жизнью на земле и растворяясь в толпе героев на сцене. Рабочий становится для Анны символическим поездом из романа. В балете же поезд – только игрушка сына Анны, Сережи, которую он на протяжении всей постановки возит по сцене – намек зрителям на ощущение необратимой катастрофы.

Каждая постановка Анны Карениной, будучи чувственной интерпретацией романа конкретным режиссером, ставит во главу угла вину одного из героев – будь то сама Анна, Вронский или Каренин. Балет Ноймайера, хоть и показывает реакцию общества на поведение героев, оставляет послевкусие не столько внешней оценки вины, сколько внутренних неразрешимых мучений загнанной собственными мыслями Анны, которая не смогла сделать счастливой ни себя, ни окружающих ее людей.

В то же время, Левин и Кити кажутся здоровыми румяными подростками, которые со всей драматичностью и искренностью переживали муки первой любви и жизненного выбора, однако «во время успокоились» и выбрали общепринятое счастье с наличием семьи, детей и цветущего хозяйства.

В целом же, концентрация на внутреннем психозе героев делает балет еще более современным, чем модные костюмы или сюжетные нововведения. Зрителям, которые помнят «Анну Каренину» в постановке Бориса Эйфмана (крайние гастроли в Москве в «Большом театре» в 2017 г.) с использованием нового пластического языка в роскоши классических декораций, особенно интересно будет сравнить, насколько разным может быть современный подход к одному и тому же произведению.

Для тех, кто хорошо знаком с творчеством Ноймайера, «Анна Каренина» будет значительно легче для восприятия, чем, например, приезжавшие в Москву в 2017 г. «Страсти по Матфею» под музыку Баха. В отличие от «Анны Карениной», «Страсти» представляли собой жанр бессюжетного балета, в котором задача постановщика — раскрыть не сюжет истории, а содержание музыки и, в зависимости от ее развития, подобрать драматургию постановки.

Тем не менее, либретто к «Анне Карениной» обязательно к приобретению, чтобы не упустить все режиссерские нововведения Ноймайера и иметь полный трек-лист балета. Ближайшие спектакли ожидают московскую публику в июне.

 

Екатерина Литовченко