Почему меня назвали Аполлоном?

Почему меня назвали Аполлоном?

Какого это, знать, что тебя назвали в честь района, в котором ты был зачат? Иными словами, какого это быть Бруклином Бэкхемом? А что, если тебя назвали Мароккан? Вроде неплохо, но только весь мир в курсе, что твоя мама Мэрайя Кэри выбрала имя по аналогии с названием номера в марокканском стиле, где папа сделал ей предложение.

А если ты обычная девочка из Рязани без звездных родителей, но тебя зовут Путин? Или мальчик из Воронежа с именем Царь? Как ты представишься ребятам в подворотне, когда будешь возвращаться с секции домой? А как ты будешь краснеть, объясняя новой учительнице, что Диван или Салат-Латук – это твое реальное имя, а не неудачная шутка? Венец имясочинительства в России — набор букв и цифр БОЧ рВФ 260602, с которым юноша живет в Москве без документов РФ уже 16 год. Расшифровка проста — Биологический Объект Человек рода Ворониных-Фроловых, родившийся 26.06.2002 года. Цель родителей – позволить ребенку ощутить себя личностью среди тысяч людей с растиражированными именами.

В 2017 г. в России был принят закон, запрещающий называть детей именами, содержащими цифры, знаки препинания, бранные слова и должности. Однако, в зависимости от адекватности и тяги к оригинальности, простор для творчества остался. Можно называть детей в честь географических объектов (Крым), времен года (Весна), природных явлений (Заря-Заряница), политического режима (Препузаста — преемник Путина – залог стабильности) и т.д. Но для России, в отличие от западных стран, где любое слово может стать именем, – это, скорее, эксцентрика.

Наша (новая ли?) слабость – это максимально благородные и мало популярные в России до сих пор древнееврейские, древнегреческие, латинские, славянские или скандинавские имена. И наши звезды здесь задают определенную моду. Правда, Оливия Гекман – это, пожалуй, единственный удачный пример сочетания экзотичного имени с русской землей.

Просто потому, что фамилия у бывшего мужа Кэти Топурии – не русская. А в основном у нас получаются Гектор Андреевич Комаров, как у Анны Седоковой; Арианна Артуровна Волкова, как у Анны Хилькевич; Сами Алексеевич Долматов, как у рэпера Гуфа и Айзы Анохиной; Теона Курбановна Омарова, как у Ксении Бородиной и т.д. Мы привыкли посмеиваться над такими сочетаниями имени-отчества-фамилии и осуждать звезд, подающих «дурной-заразительный» пример народу, однако изобрели ли они что-то действительно новое?

Все наши привычные и любимые имена Катя, Настя и Аня были позаимствованы у российских императриц и совсем не были простыми в свое время. Мы забрали эти имена у людей другого сословия и образа жизни, у, своего рода, кумиров, потому что хотели, чтобы нашим детям с именем досталась и лучшая судьба. Более того, даже обращение к православному календарю именин – это разве не наречение ребенка именем другого кумира, пусть и не мирского?

Далее, не кажется ли вам двоемыслием то, что ряд греческих имен мы считаем «нормальными» (Андрей, Дмитрий, Елена), а другие – странными до неприличия (Галактион, Ифигения, Спиридон) только из-за того, что они в свое время не распространились по русской земле с христианством в такой же степени? Почему в вопросе называния ребенка мы, как и во всем остальном, защищаем в первую очередь – привычное и лишаем себя столь многих достойных альтернатив?

По существу, я готова оправдать даже наших друзей-родителей из Америки или Европы, которые могут назвать ребенка в честь цвета, фрукта, месяца, дня суток и т.д. Разве все наши любимые древние имена не имеют какого-нибудь перевода с оригинального языка? В начале было Слово, и Слово было у Бога, и слово было Бог. А потом уже появился Адам – «созданный из красной глины» и Ева – «дающая жизнь». Так почему мы можем назвать ребенка Кириллом (греч. «Господин»), а Господином – не можем? Почему Василий (греч. «Царь») – это красиво, а Царь – это смешно? Нету ли в этом какого-то старинного комплекса неполноценности, согласно которому все заморское заранее кажется нам более достойным и приятным?

Посмотрим на вопрос выбора «необычного» на вкус современных обывателей имени с другой стороны. Круг наших контактов постоянно растет. На любое женское или мужское имя мы найдем с десяток знакомых или отслеживаемых в Instagram селебрити, которые нам по той или иной причине не нравятся и которые безнадежно испортили ассоциации с конкретным именем. Учтем и тот факт, что вероятность совпадений с бешеным ростом населения Земли возрастает. А время – ускоряется, и у нас просто нет времени объяснять «Это та Катя, которая…». Имя утрачивает свою функцию идентификатора. А фамилий слишком много, чтобы все их помнить. Для маркировки знакомых при общении с близкими помогают клички. «Графиня», «Босоногий наставник», «Хозяюшка»… Все эти прозвища подобраны мною с любовью и с целью не превращать память близких в бесконечную телефонную книгу. Хуже, когда понимаешь, что и твое имя – это всего лишь повторяющийся узор на ленте имен твоих друзей и знакомых. Только кажется, что проблема сосуществования с несколькими людьми с таким же именем заканчивается в средних классах. Для нас, жителей крупных густонаселенных городов, потребность в выделении из толпы, самоидентификации разрастается до масштабов психоза. Когда мы способны наделять правом быть личностью в нашей жизни не более 150 других людей, а остальных приравниваем к интерьеру – нам крайне важно знать, что мы сами не являемся фоном. Как правило, лучше всего помогают в этом вопросе большие деньги. Но оригинальное имя – тоже неплохой старт, чтобы не загнуться от ощущения, что сливаешься с толпой, которую сам так не любишь.

Можно ли посчитать вышеназванные причины поводом для того, чтобы дать своим детям экзотические имена, идущие в разрез со временем, а главное – с вашей фамилией и образом жизни? Скорее, это повод задуматься над тем, как из вашей Насти вырастить интересного, цельного человека. Чтобы, при всем многообразии Насть, думали, в первую очередь, о вашей.

И думали хорошо. Давали ей крутые «клички». Среди отечественных звезд есть немало тех, кто вас в э

том поддержит. Сын Андрея Малахова – Александр, дочери Ивана Урганта – Валерия и Нина, а дочки Глюкозы – Вера и Лидия с красивой фамилией Чистяковы. И, кажется, ничто не мешает этим детям стать достойным продолжением своих родителей.

Екатерина Литовченко