Александр Самарский: «Талант – это божий поцелуй и ответственность»

Александр Самарский, классический певец с редким голосом − баритенором. Александр много лет жил в Италии, занимался строительным бизнесом и параллельно − пением. Cetre’ встретились с обладателем бархатного голоса, чтобы и поговорить: о творчестве, именитых музыкантах, непрерывном обучении, а также планах на будущее.

Личность
13.03.2019

Когда началась ваша творческая карьера?

Александр: Я пою с детства. Пел в хоре, солистом, с 11 лет, потом окончил музыкальную школу. В дальнейшем пел в военной академии и участвовал в вокальных конкурсах. Был лауреатом всероссийского военного конкурса, который принес победу. Серьезную творческую карьеру я начал в 2001 году.

Вы учились у солистки театра La Scala,  маэстры Дженни Анвельд? Поделитесь своими впечатлениями от общения с профессором Миланской консерватории.

Александр: Профессор Дженни Анвельт – легендарная женщина. Она была ведущей солисткой театра La Scala, до этого она была примой оперного театра в Эстонии. Профессором миланской консерватории она стала после завершения карьеры в La Scala и подготовила много известных певцов.

 Я знаю, что вы Лауреат международного конкурса в Лониго, который проходит в Италии. Тяжело далось участие в нем?

Александр: Участие в конкурсе – это всегда большой стресс. Международный конкурс –это не просто экзамен, который можно пересдать, а событие одного дня – ты его либо выиграл, либо проиграл. Я тренировался, молился, ведь пение – это божий дар. И без кропотливой работы не обошлось – жесткий график, диета, ежедневные тренировки голоса и тела. Тонус необходим оперному певцу, поэтому стою в планке, занимаюсь йогой и веду абсолютно здоровый образ жизни. Это помогает побеждать.

У вас есть любимые оперные партии?

Александр: Любимых арий у меня, очень много. То, что я исполняю, у меня вызывает большой трепет – это ария Канио из оперы Паяцы. Она наполнена такой экспрессией, такой болью, такой страстью. Нравятся в основном трагические, но что поделать, ведь всех теноров обычно убивают, так как они испытывают несчастную любовь. Вторая из любимых – это опера Пуччини «Тоска» и конечно ария Каварадосси, перед тем, как он пишет письмо своей любимой накануне казни. Она наполнена страданием и одновременно огромной страстью и любовью.

43356480_343787296398564_777980751098269900_n(1).jpg

Есть у вас любимые композиторы?

Александр: Из композиторов, конечно, все итальянские – Джузеппе Верди, Джакомо Пуччини, Франческо Кавалли. Но я всеядный, люблю разную качественную музыку. Также затрагивает душу – Рахманинов, его гениально исполнял Лемешев.

А кумиры в оперном пении?

Александр: Кумиры – все великие тенора: Лучано Паваротти, Пласидо Доминго, Хосе Каррерас. Но особый трепет вызывает Энрико Карузо, потому что человек действительно достиг таких высот благодаря своему неимоверному труду и старанию. В этом заслуга и его педагога. Долгое время, педагог ему запрещал петь какие-либо произведения, кроме вокализов. Его не допускали к произведениям. И когда он уже не выдержал и спросил у педагога: «А когда я начну петь произведения?», ему ответили : «Все, иди и пой, что хочешь! Ты великий певец». Поэтому нужно иметь великое терпение.

Какие эмоции вы испытываете во время пения?

Александр: Любое пение – это пропускание через себя тех эмоций, которые испытывал герой и ты чувствовал их на сцене. Конечно, искреннее проживание роли – не просто работа. Это нужно прожить. Поэтому, если поешь про любовь – люби, если поешь про ненависть, значит надо уметь ненавидеть. Очень трудно потом переключиться на нормальную жизнь после выступления.

Сколько времени необходимо, чтобы научиться петь хорошо?

Александр: Хорошо, в каком плане? Если просто хорошо, то можно и за 2 месяца. Смотря, какой уровень хочется достичь. Чтобы быть лучшим – невозможно перестать учиться. Это, как шикарный самурайский меч. Его нужно постоянно подтачивать. Так и в пении. Несмотря на то, что я практикующий певец, постоянно беру уроки вокала в Италии и других странах.

611ad56d-b39d-4a64-bffc-c942668ddcba.jpg

Вы себя считаете талантливым человеком?

Александр: Любой хороший певец должен иметь харизму. Талант – это божий поцелуй и ответственность. Если дан особенный голос, его нельзя зарыть в землю, просто петь в ванной – самому себе. Нужно наполнять эфир красивыми звуками – это обязанность.

Существуют ли какие-либо нюансы поведения артиста на оперной сцене?

Александр: В первую очередь – это перевоплощение. Настоящий артист должен уметь переключаться на сцене.

Опера — это искусство для избранных? Как научиться разбираться в элитарном искусстве? И нужно ли?

Александр: Это не искусство для избранных. Каждый вид творчества находит своего почитателя. Просто опера вызывает только положительные эмоции. Мой последний концерт, который проходил в «Мюзик- Холл», был посвящен здоровому образу жизни и музыка исполнялась соответствующая. Считаю, что музыка тоже может быть ЗОЖ – положительная и с хорошим зарядом энергии. Люди после концерта ушли очень довольные. Опера может быть лекарством. Я как-то раз сломал ногу при падении с мотоцикла, в прошлом был байкером, и постоянно слушал оперы Марии Каллас. Мне кажется,что даже обезболивающие таблетки не давали такой эффект, как ее голос. Спасибо ей.

У вас есть творческие планы на текущий год? Как попасть к вам на выступление?

Александр: Творческих планов много. Музыка ЗОЖ, о которой я говорил. Планируется концерт к 9 маю. А также выступление в рамках фестиваля «Новые лица. Новые имена» – 18 мая в Кремлевском Дворце. И конечно непрерывно проходят мои мастер-классы, которые можно посетить. Территориально чаще всего я их провожу в Каннах, Ницце и Сан-Ремо. На своей странице в инстаграм я всегда рассказываю о планирующихся событиях, которые мы планируем вместе с моим другом - продюсером, директором и импрессарио, а одновременно и просто замечательной женщиной – Таней Васюковой. Она принимала непосредственное участие во всех сферах становления меня как певца и артиста, огромное ей спасибо!!!

46616791_346638989486001_3725869049537963074_n(1).jpg

Interviewer: Ирина Азарова

Комментарии