Гришковец — стендап или театр?

Гришковец — стендап или театр?

Муравей неповторим. Так считает рассказчик Евгений Гришковец. Выпуская каждую новую книгу, писатель презентует моноспектакль, с которым едет по всей России. Залы на 500 зрителей встают с аплодисментами после двухчасового выступления Гришковца. Как у Евгения получается монетизировать искренность через смех? Разбираемся в статье.

По словам автора, «большую книгу про Кемерово» он начал писать еще в 2016 году. Здесь и отрывки воспоминаний из детства Гришковца, которое такое же, как наше, и переломные события жизни, и путь к себе сегодняшнему.

Когда ты пишешь, ты наедине с собой, а когда выходишь на сцену, перед тобой целый зал, — так объясняет различия двух видов искусства автор. Ему ужасно сложно переключаться с книги на спектакль, но он это делает, чтобы любыми путями попасть к нам в сердце.
Книга «Театр отчаяния. Отчаянный театр» — развернутая версия той артистичной выжимки, которую мы лицезрели на премьере моноспектакля 17 июня. Собираясь в театр на Страстном, готовишься к глубоким мыслям и откровенному диалогу с самим собой, но внезапно сталкиваешься со смехом.

«У меня получился спектакль, который я хочу», — говорит Евгений Гришковец в интервью.

Непринужденный разговор Гришковца с аудиторией превращается в сценическое действо очень неожиданно, без предупреждения. Автор в своей исключительной манере аккуратно ступает по сцене первыми шагами монолога, и вот уже шутки! Оказалось, что зал готов смеяться. Индийская песня, перевод которой важно знать герою, череда событий, странные совпадения, — и везде есть реакция зала. Через смех, который провоцирует Гришковец теми же методами, что опытные stand-up комики, мы дойдем до его непростых тезисов.

• Каждый ребенок когда-то узнает о смерти и постарается ее осознать, пощупать. Маленький Женя поверит в то, что муравей неповторим, и будет метаться по комнате в ночи с мыслью: «Моя бабушка умрет? Как ей сказать об этом, как предупредить?»

Невозможно составить фоторобот любимого человека. Ты не сможешь, закрыв глаза, нарисовать в сознании ясный портрет своего близкого. Как хочешь, так и понимай.

• Мы думаем исключительно о пользе, катаясь на велосипеде. Потому что мы стали слишком взрослыми.

• Сложно быть отцом. Приходится запрещать детям всё то, что сам безгранично любил делать. Купаться в холодном море, есть мороженое и прогуливать школу.

Так, «жизнь наизнанку» превращается в стендап-комедию, где автор умело жонглирует словами, и на резких поворотах зал взрывается хохотом. Представления о традиционном спектакле рушатся, Гришковец становится феноменальным явлением, таким артистом, который совмещает в себе разные грани творчества и собирает разную аудиторию. Через смех зритель легче воспринимает театр, поэтому Гришковец избирает сублимированный жанр, который эффективно погружает нас в личный дневник автора.

Отзыв о спектакле «Предисловие к роману»:

Хочу вас чуть-чуть отвлечь от игры в мяч. ❗️Я впервые был на Гришковце. Премьера спектакля «Предисловие к роману». Произведение о трансформации мальчика Жени, воспринимающего театр, как пытку, в Евгения Гришковца, создавшего свой моноспектакль. ❗️Что запомнилось? Комбинезон. Осипший голос, оставшийся со слов автора, в Самаре. Пантомима, как илюстрация границ композиционных блоков. Хорошо подготовленные импровизационные вставки. Трясущиеся от хохота кресла. ❗️Этот человек мне всегда был интересен с точки зрения пересечения творчества и бизнеса. “Предисловие к роману” еще один “гипертекстуальный” проект. На просмотре ты получаешь ссылку в книжный магазин, а прочитав книгу, отправляешься на спектакль. Прекрасный прием повышающий продажи того и другого. ❗️Обозначу несколько проблем. 1️⃣Видеонарезки из детских фотографий снижают статус происходящего — театр превращается в коллективный просмотр семейного фотоархива. 2️⃣В тексте есть цитаты из “Как я съел собаку” (родители будят в школу и мысль об осознании смерти) их можно воспринять как TopHits от любимого исполнителя, но у меня вызывало легкие вспышки возмущения. 3️⃣У спектакля две кульминации: одна смысловая (история про то, как Гришковца развели на “деньги”), вторая эмоциональная (текст том, как сложно быть папой). По действию кульминации не совпадают. Возникает двойственность прочтения: что важней смех или смысл? Не ясно. Поэтому по выходу требуется анализ. ❗️Главный эффект возникает через час, когда мишура оседает и память выдает действительно классные мысли: “Нельзя составить фоторобот любимого человека. Потому что ты никогда не помнишь как он выглядит”, “Детство это когда катаешься на велосипеде, не думая, что это полезно”, “Жизнь это промежуток между двумя никогда, где одно осознание неповторимости текущего момента, а второе это вектор, куда устремлены наши надежды”. #гришковец#гришковецевгений#предисловие#предисловиекроману#моноспектакль#новыйспектакльгришковца

A post shared by Роман Третьяков (@roman_tretyakov_) on

 

Дарья Шуклецова

Фотограф: Елизавета Королева