Говорить про себя «Я счастлив!» может только дурак, — Олег Табаков

Говорить про себя «Я счастлив!» может только дурак, — Олег Табаков

12 марта 2018 года не стало Олега Павловича Табакова. Удивительно, но этот человек со всенародно известной хитроватой улыбкой главной своей слабостью считал доверчивость…

 

Тезисы жизни.

Голод и стыд.

Родился в несостоятельной семье в 1935 году. Бедность, а потом и война сразу показали, что есть беда, есть голод, лишения.

Первый год войны. Олег вместе с больной матерью: никак не могла оправиться от брюшного тифа. Чтобы выздороветь, надо есть. Сводная сестра Табакова и ее подруга Маруся приносят из школы сухарик. Мальчик, недолго думая, крадет маленький кусочек теста и съедает. Вот он – голод.

 

 

«У меня генетика хорошая».

Когда мы молоды, то уверенно смотрим в будущий день, знаем, что проснемся по звонку будильника или даже без него и побежим вершить важные дела. Актеру было всего 29, когда впервые его сердце дало сбой. Неправильно жил. Казалось бы, звоночек, да еще какой. Но, как признавался сам Табаков со свойственным ему чувством юмора, диагноз, это страшное слово «инфаркт» на него «впечатления не произвело». Актер не внял советам врачей, настоятельно рекомендовавшим резко снизить темп жизни и… прекратить курить свою любимую трубку. Так, здоровьем дорожить не начал, но осознал истину, которой следовал до последнего дня: не заниматься больше ни чем, что не интересует. Время свое на мелочи не разменивать. Как удивительно мужественно и строго жил: в каждом из поздних интервью сетовал: «Как мало сделано, как много пережито».

 

 

Три самоубийства.

Дядя Табакова по матери был эсером. Однажды ему было поручено убить. Убить одного из крупных землевладельцев, «кулаков». Но не смог лишить жизни другого – лишил её самого себя.

Тетя артиста была влюблена в директора гимназии. Ждала от него ребенка. Чтобы не разрушить судьбу любимого человека, не очернить его, тоже самовольно рассталась с жизнью.

В 70-е годы активно шло распространение самиздатской литературы. Олег Табаков дает одну из таких книг – «В круге первом» А. И. Солженицына знакомой женщине. Ее арестовывают. Допрос. Табакова не выдала. Повесилась в тюрьме.

Эти истории жили с Олегом Павловичем ровно столько, сколько жил он сам.

 

Театр как светская религия.

Театр для Табакова был пространством, в котором не было места плохому настроению. Это некий локус, вбирающий в себя избранную часть общества.

Кино в восприятии артиста проигрывало театральной сцене, потому что театр – это «по любви». Снимаясь в кинолентах, Олег Павлович, по его собственным словам, чувствовал себя «захватчиком»: после съемок (читайте – «набега») возвращаешься домой «на щите или со щитом и добычей». Конечно, «добыча» за каждый день работы в кино несравненно весомее театрального пайка. Именно это всегда мечтал исправить Табаков, утверждая: «Актер не должен голодать». Думается, великий артист имел в виду, что никому и ничего не сможет дать лицедей, если сам в чем-то нуждается. Может, именно поэтому в собственной театральной школе, куда ежегодно отбирают ребят из всех российских глубинок, Табаков создал все условия для счастливой, комфортной и полноценной жизни студентов: в каждой комнате есть и телевизор, и холодильник, и шкафы, и ковры… Все это для него, родившегося в столь трудное для страны время, было очень важно.

 

 

Главное – коммуникабельность.

Олег Табаков – человек, умевший общаться и договариваться. Выбивал квартиры актерам, добивался повышения зарплат, боролся за всех и каждого. Коллеги не раз отмечали, что любил не кого-то конкретного, а всецело. Наверное, в отца, о котором сам Олег Павлович отзывался довольно лаконично: «Человеколюб».

Со всеми говорил спокойно и уважительно. Это жизненный принцип, который на себе ощутили все, кто Табакова знал. Известный режиссер, друг артиста Александр Митта так описал столь ценный дар: «Настоящее величие, оно такое. Спокойное, неконфликтное…».

 

 

Диктатор.

Всегда веселый. Любимец актеров и театралов. Народный артист СССР. Руководитель знаменитого театра. Кажется, со всеми обходителен, уступчив. Видя все это, как же сложно осознавать, что руководитель одной из самых успешных московских сцен ни в какой форме не приемлет демократию в собственной театральной труппе, более того, считает ее абсурдом. Только собственные решения, авторитарные. Все обязаны подчиниться. Узкий (3-5 лиц) круг советников. Но, обладая главными для себя самого чертами – культурой, образованием, совестью – Табаков мог себе это позволить. Как говорил сам актер, в театре он установил «просвещенный абсолютизм».

 

 

Послесловие.

Никто не знает, сколько еще отведено прожить. И Табаков не знал. Но проживал каждый день так, как некоторые не живут и месяц, потому что мечтал «максимум сделать для того, чтобы жизнь людей на этой земле становилась хоть немного лучше»… Судите сами, но, уверена, у него получилось.

Мария Патрикеева