Почему так сложно развестись с олигархом, и что может облегчить трудности бракоразводного процесса

Почему так сложно развестись с олигархом, и что может облегчить трудности бракоразводного процесса

Серии громких разводов, где фигурируют цифры, сравнимые с бюджетом страны, потрясают воображение людей снова и снова. О том, почему так сложно судиться с теми, кто точно не обеднеет, выплатив алименты и разделив имущество пополам, рассказал адвокат Сурен Аванесян.

 

 

Сложность №1. Оказывается, у него ничего нет.

 

Практически каждая из бывших жен олигарха столкнулась с проблемой, когда по закону, во время развода, делить, по сути, оказывается, нечего, или, объекты раздела оказываются совсем не теми, которые бы хотелось получить. Значительная доля имущества записана на детей, как было в случае с разводом Романа Абрамовича и его экс-супруги Ирины, или, как в ситуации с четой Потаниных, поиск активов супруга, о которых заявляла Наталья, требует международного расследования. Оно, во-первых, крайне затратное, а, во-вторых, чрезвычайно сложно осуществимое. Самый простой способ избежать такой ситуации, заключить брачный контракт и, как минимум, интересоваться делами мужа настолько, чтобы иметь возможность понимать, где искать его активы, кто его друг, кто враг и, кто адвокат.

 

Сложность №2. Суду трудно понять развод олигархов.

 

Зачастую, суды российских олигархов с бывшими женами проходят в Европе, например, в одном только Лондоне разводились Борис Березовский, потратившая более 3 млн фунтов стерлингов лишь на сам процесс. Бывшая пара Голубовичией, Вячеслав и Екатерина Доронины, расставшиеся в Лондоне с отнюдь не самой поражающей воображение компенсацией для Екатерины, составившей сумму в 10 миллионов долларов. Суды за границей могут иметь свои очевидные плюсы и не менее очевидные минусы. Для жены, в первую очередь, это возможность избавиться от ореола могущества и значительности, которой на родине окружен ее супруг, конечно, суд обязан действовать по закону, несмотря на влиятельность участников процесса, но психологическая составляющая, когда женщина борется против всем известного человека, никуда не уходит на родине, но может быть минимизирована в другой стране.

Во-вторых, как правило, развестись в Европе получается быстрее. Самые большие сложности заключаются в разнице менталитета, который далеко не всегда позволяет европейским судьям в принципе понять доводы истиц о том, что муж «спрятал состояние в оффшоры», «переписал на третье лицо», а его «декларация о доходах не соответствует и одной десятой нажитого». Все это создает дополнительные трудности, крайне усложняющие понимание между судьей и участниками процесса. Плюс, если на родине женщина может манипулировать супругом под видом того, что раскроет журналистам его личные или коммерческие тайны, то интерес к этим вещам в Европе, а, главное репутационные риски для мужа, если его бизнес сосредоточен в России, уже не будут иметь такой силы.

 

Сложность №3. Манипуляции детьми.

 

Участие детей в бракоразводном процессе с олигархом может иметь крайне неожиданные и неприятные последствия. Так, например, известны случаи, когда общепринятая практика, когда детей оставляют с матерью, менялась в пользу отца, а, например, в ходе развода Владимира и Натальи Потаниных, суд постановил выплачивать на их младшего сына не установленные законом 1,4 от общего заработка, а только половину от них. Безусловно, принимая во внимание, что на момент суда Владимир Потанин считался самым богатым человеком в России, а сумма 8,5 миллиона рублей на алименты ежемесячно, превышает все возможные потребности 15-летнего подростка, данное решение кажется вполне логичным, однако, не самым ординарным, хотя, суд постановил перечислять оставшиеся 50% на депозитный счет сына, которым тот сможет воспользоваться только по достижению совершеннолетия. 

 

 

Сложность №4. Грязное белье в массы.

 

Нередко, исчерпав все возможности отсудить «нажитое непосильным трудом» в ходе процесса начинаются масштабные публичные кампании против мужа, жены делятся с журналистами подробностями частной жизни, которые не все доверяют близким подругам, мужья отвечают взаимностью. Практика показывает, что для процесса, это скорее губительно. Самая большая сумма отступных за всю историю бракоразводных процессов, была получена женщиной, которая не стала говорить лишнего ни в суде, ни в прессе. Ирина Абрамович после развода стала обладательницей шести миллиардов фунтов стерлингов, пятиэтажного особняка в Лондоне, поместья «Файнинг-Хилл» в британском графстве, особняка в Сен-Тропе на Лазурном берегу, виллы на Рублевке, замка во Франции и яхты за 150 млн долларов. Списком такого приданого не может похвастаться ни одна другая «разведенка». Можно сказать, что при разводе с богатым и публичным человеком поговорка: «Молчание – золото» — оправдана на все сто.

 

 

Сложность№5. Вы постоянно будете шокированы.

 

Практически ни одна из бывших жен олигархов не смогла не поразиться тем ухищрениям, на которые в ходе процессов шли их экс-супруги. Распространена ситуация, когда даты разрыва, называемые супругами, сильно расходятся, иногда на несколько лет. Это связано с тем, что суд делит только совместно нажитое имущество, и, если люди не жили вместе в момент, когда приобретались все новые заводы, газеты и пароходы, то и прав на них, у супруги не остается. Приводя аргументы о любвеобильности мужа, жены не подозревают, что после завершения их красноречивого рассказа, адвокат супруга спокойно может предъявить суду не слова, а документальную съемку-компромат, но, только уже на нее. Иными словами, судиться с олигархом тяжело, дорого и эмоционально затратно, поэтому, начиная такой судебный процесс, лучше оценить свои силы заранее, понять, чего вам больше хочется: насолить, или получить денег, взвесить каждое слово и действовать.

 

Пока не слишком распространенная в России практика заключения брачных контрактов, могла бы сэкономить массе людей множество денег, времени и поседевших волос, если вы собираетесь связать свою жизнь с деловым человеком, поймите, что устройство личной жизни по-деловому и спланированному сценарию, для него не диковинка, а норма, если же человек не готов к по-настоящему взрослому разговору про настоящую, взрослую жизнь, это, скорее повод для раздумий, чем для быстрых и решительных действий.